Перейти на главную страницу сайта
Сделать закладку на наш сайтСделать ЧКС стартовой страницейНаписать письмо в администрацию ЧКС

( | )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
Армейский быт наших предков, характерные эпизоды
V
Юнкер
22.07.2006, 15:27
#1


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



1.01.1911 г. - в 3 часу утра в Кремле, у главного подъезда Кремлевского Дворца, гренадером 10-й роты 4-го Гренадерского Несвижского полка Василием Хлаповым, стоявшим там на часах, выстрелом из винтовки совершено убийство легкового извозчика, кр. Михайловского у. (езда), Ивана Семенова Киселева, 28 л., при следующих обстоятельствах. Последний, проезжая по Дворцовому проезду, остановился у главного подъезда, сошел с саней и, будучи в нетрезвом виде, стал просить у часового денег на водку. Часовой предложил извозчику от него отойти, предупредив, что будет стрелять. Киселев не исполнил требования и стал отнимать у часового винтовку. Последний во время борьбы начал давать сигнальные свистки, вызывая на помощь, но они не были услышаны. Видя, что от пьяного извозчика никак не избавишься, Хлапов еще три раза предупредил, что будет стрелять, и когда Киселев продолжил нападение и борьбу, намереваясь схватить за винтовку, Хлапов произвел выстрел и убил извозчика наповал // "Московские ведомости" 17 (4) января 1911 года
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 15:29
#2


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



Из журнала "Часовой"

" В столовой,после ужина,было скучно.Не знаю,почему,мне пришла мысль взять на себя роль "старого полковника",но увы,без традиционного доброго вина и яркого камина,и разогнать скуку у окружающих.Перебирая в памяти прошлое,я вспомнил случайно необыкновенный факт,свидетелем которого мне пришлось быть лично самому.
11 кавалерийская дивизия стояла в окрестностях небольшого городка в Буковине.Дни тянулись монотонно,один за другим.Каждый старался убить чем-нибудь свободное время. Некоторые охотились.
Один из страстных охотников,полковник Тупальский,был счастливее других:правда,он вернулся с охоты не с дичью,но зато с 2 пленными австрийскими офицерами. Дело было в следующем.
Неприятельский аэроплан принужден был снизиться из-за порчи мотора,как говорится,у самого носа охотившегося с борзыми полковника. Лётчики быстро выскочили из аэроплана.Взрыв,пламя...
И от аппарата остался один только обгоревший остов.Австрийцы бросились в лес.Но Тупальский спустил на них борзых,и только благодаря этому,они попали в плен,ибо у него не было с собой никакого оружия. Меня вызвал к себе начальник дивизии,барон Д.,отыскать помещение для пленных и выставить караул. Выполнивши все возложенные на меня служебные поручения,я попросил разрешения начальника штаба пригласить к ужину пленных офицеров. После наших традиционных котлет,за кислым румынским вином,все начали делиться более оживлённо впечатлениями и воспоминаниями войны.
В разговоре пленный венгерский ротмистр рассказал,что у них в гусарском полку самым славным делом считается атака русского конно-артиллерийского дивизиона под деревней Каменкой,где он ранил саблей в правую руку русского офицера.
Рижский драгун,штабс-ротмистр Черкасов при этих словах молча встал,снял китель и,засучив рукав рубашки,показал венгерцу рубленную рану на правой руке.
Все сразу замолкли.Эта полная тишина и лица присутствующих ярко свидетельствовали - как все были поражены происшедшим у них на глазах.
Черкасов и ротмистр восстановили в памяти все мельчайшие подробности боя - удар принадлежал пленному ротмистру. Оба бывших врага крепко,приятельски расцеловались и выпили на ты.
Тогда у врагов не было острой ненависти и злобы - было только чувство долга. Венгерский ротмистр честно сражался. Теперь он в плену,но он член нашей офицерской семьи. Мы весело отпраздновали эту необычайную встречу.".
ДАВОС. 1931. Б.ЧУЙКЕВИЧ.
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 15:30
#3


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



Из журнала "Военная быль" (Париж)

«ПЛЕННЫХ КАШЕВАРОВ НЕ ЛОВЛЮ»
В одном из полков 4-й стрелковой «железной» дивизии ротный командир поручик Казанецкий, из прапорщиков военного времени, Георгиевский кавалер, попал в положение «слоеного пирога»: с телефонистами и связными он засел в только что очищенном от немцев ходе сообщения. Вдруг появляются два немца с котелками. Увидели русских и подняли руки. Поглядел Казанецкий на хлеб и консервы, «Кому несли?» «Нашему ротному». «Не хочу, чтобы ваш хауптман постился сегодня. Несите ему обратно и пожелайте от меня, русского ротного командира, доброго аппетита». Не прошло и десяти минут, снова шаги. Солдаты подняли ружья... Немец без ружья щелкнул окованными пятками и протянул бутылку коньяку. « Наш хауптман просит выпить за его здоровье». Отдал честь, повернулся и исчез.
При опросе начальства и следователя, поручик дал ответ: « Я — железный стрелок. В бою побеждаю, пленных кашеваров не ловлю ».
М. фон Рейтлингер
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 15:32
#4


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



ПИСЬМА СЪ ВОЙНЫ
По журналу «Вокруг Света» №34 от 31 августа 1914 г.
Орфография и стилистика сохранена по оригиналу.

Въ сторожевомъ охраненiи

Большая железнодорожная станцiя. Городъ въ двухъ верстахъ; на возвышенности ярко блестятъ золотыя маковки церквей и прорЬзаютъ синеву неба острые шпили стариннаго готическаго костела. Мы выгружаемся изъ вагоновъ.
Роты выстраиваются на свЬже-сжатой полянкЬ рядомъ съ платформой. Солдаты разминаются послЬ утомительнаго переЬзда и жадно разспрашиваютъ мЬстныхъ жителей, не видали ли они нЬмцевъ — германцевъ и австрiйцевъ. Но въ этомъ мирномъ городкЬ противника видЬли только два раза и то въ качествЬ военноплЬнныхъ. Одну партiю вели казаки, захватившiе непрiятельскiй разъЬздъ, другую съ самой границы препроводили пЬхотныя части. Паника первыхъ двухъ-трехъ дней объявленiя кампанiи смЬнилась полною увЬренностью въ томъ, что городу не угрожаетъ никакая серьезная опасность. БЬжавшiе было жители начали возвращаться, открылись магазины, возобновились даже операцiи банкирскихъ конторъ и гешефты мЬстныхъ факторовъ.
Высадка закончилась. ЖелЬзнодорожное начальство приняло подвижной составъ и выразило признательность за сохранность имущества воинскихъ вагоновъ. Да, опять вспоминается 1904 — 5 гг., когда запасные били стекла на станцiяъ, портили сигнальные фонари и на ходу поезда выбрасывали изъ вагоновъ ведра и доски...
Головной эшалонъ нашего полка выступилъ съ вокзала и направился по городу къ указанному въ окрестностяхъ биваку. НавстрЬчу шла партiя изъ трехъ плЬнныхъ — одного кавалериста въ блестящей мЬдной каскЬ, отлично вычищенной, въ синей курткЬ и красныхъ рейтузахъ, и двухъ „вольныхъ", озиравшихся по сторонамъ, какъ затравленные звЬри. Ихъ сопровождали пять конвойныхъ. Солдаты буквально набросились на перваго „непрiятеля". Батальонъ былъ остановленъ и плЬннаго показали всЬмъ ротамъ. Остротамъ не было конца. Дивились мЬдной каскЬ и непрактичной формЬ драгуна, оказавшагося добродушнЬйшимъ чехомъ Моравскаго полка, чрезвычайно охотно сдавшимся въ плЬнъ.
Уже стемнЬло, когда два батальона съ пулеметного командой собрались на бивакъ и выступили въ сторожевое охраненiе съ цЬлью сбезпечить высадку и сосредоточенiе частей всего корпуса. ЗвЬзды одна за другою зажглись на темносинемъ небЬ. Въ темноте дорога выделялась белесоватою лентой. Тяжело и гулко раздавались шаги тонущихъ въ туманЬ двухъ тысячъ солдатъ. Звякали котелки, слышался топотъ коней. Въ невЬрномъ свЬтЬ молодого мЬсяца деревья казались живыми сказочными существами.
Къ полуночи отрядъ пришелъ на указанный пунктъ и сталъ квартиро-бивакомъ въ богатомъ русскомъ селенiи. Впередъ была выдвинута походная застава и какъ разъ эта задача выпала на мою роту. Вместо отдыха на помЬщичьемъ дворЬ пришлось бодрствовать всю ночь, охраняя сонъ товарищей.
Но зато я былъ вознагражденъ роскошнымъ зрЬлищемъ разсвЬта. Небо медленно розовЬло, перекликались проснувшiяся птицы, мало-по-малу поднимались продрогшiе отъ утренника солдаты, прикурнувшiе какъ попало на лужку. ЗакипЬли чайнички, заскрипЬли „журавли" глубокихъ колодцевъ...
Солнце стояло уже высоко, когда наши роты заняли участки въ сторожевомъ охраненiи. Густые сосновые лЬса пересекались по всЬмъ направленiямъ извилистыми проселками. Далеко впереди блестЬла небольшая рЬчка и вдоль нея вытянулась деревня, окаймленная зелеными рощами.
Я развелъ заставы по мЬстамъ и выставилъ полевые караулы. Интересно было наблюдать вполнЬ, сознательное отношенiе солдатъ къ отвЬтственной службе по охранЬ отдыха и сосредоточенiя своихъ войскъ. И часовые и дозорные бдительно всматривались въ лежащую передъ ними мЬстность, заставы окапывались и маскировались снопами еще неубраннаго ячменя, всЬ внимательно прислушивались къ разъясненiямъ офицеровъ, старались не шумЬть и не обнаруживать своего расположерiя.
Въ лесу весело пылали костры, кипятя чай для отдыхающихъ въ тЬни нижнихъ чиновъ и офицеровъ. Ржали лошади, пыхтЬли ротныя кухни.
Съ наступленiемъ темноты служба охраненiя стала особенно строгой.
ВсЬ крестьяне получили приказарiе не выходить изъ своихъ деревень на поля до разсвЬта. Часовые спустились съ возвышенностей въ долины и залегли въ кустахъ, высматривая силуэты на гребняхъ лежащихъ передъ ними. Въ ночной тишинЬ то и дело слышались окрики: „стой! Кто идетъ?" Но, кромЬ своихъ же дозоровъ, никто за всю ночь не появился передъ фронтомъ нашихъ заставъ. Противникъ находился еще далеко, но все же онъ существовалъ. Это уже не былъ поотивникъ обозначенный, „маневренный" и ружья были заряжены не холостыми, а боевыми патронами. Первая ночь въ „сторожевкЬ" дала прекрасную практику людямъ и въ нихъ окрЬпло желанье поскорЬе двинуться впередъ, за границу, помЬряться силами съ дерзко вступившими за наши предЬлы грабителями Калиша и Ченстохова...

Н.П. Мамонтовъ
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 15:33
#5


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



Въ авангардЬ.

Солнце только что поднялось надъ селомъ, привольно раскинувшимся по косогору. СвЬжiй дубовый лЬсъ шумитъ въ оврагЬ, вертятся на бугрЬ мельничныя крылья, спЬшно свозятъ съ полей гречиху и овесъ окрестные крестьяне. На окраинЬ селенiя стягиваются части авангарда нашего отряда. Подходитъ пЬхота, занимая всю ширину дороги, нагруженная всякимъ скарбомъ; позвякиваютъ чайнички въ тактъ мЬрному шагу; гремятъ колеса и цЬпи артиллерiйскихъ орудiй и зарядныхъ ящиковъ, фыркаютъ и топчутся лошади; издали туманнымъ облачкомъ сливаются сизые дымки ротныхъ кухонь.
На пригоркЬ собирается начальство. Начальникъ авангарда, молодой артиллерiйскiй генералъ, здоровается съ войсками. Впередъ высылаются походныя заставы и головной отрядъ. Батальонъ двинулся къ лЬсу и исчезъ за деревьями, оставивъ только „цЬпочку" изъ несколькихъ для связи между нимъ и остальными частями.
Наконецъ трогаемся и мы. Прiятно итти свЬжимъ лесомъ, по мягкой зеленой травЬ. Густые дубы сплетаютъ свои вЬтви сплошнымъ, непроницаемымъ для солнца покровомъ. Кое-гдЬ разбросаны мелкiя озера. ВстрЬчныя селенiя утопаютъ въ цвЬтахъ. Чистенькiя белыя хаты окружены палисадниками съ высокими клумбами георгиновъ и розъ. Жители встрЬчаютъ войска привЬтливо и выносятъ на дорогу ведра съ водой.
Несмотря на тяжесть полнаго походнаго снаряженiя, отъ котораго запасные успЬли отвыкнуть, войска двигаются легко, и процентъ отсталыхъ ничтоженъ. Въ большинствЬ случаевъ это бывшiее артиллеристы, при мобилизацiи попавиие въ пЬхоту. Если бы нашей армiи дали болЬе легкую обувь, она смЬло могла бы и въ мобилизованномъ составе выполнять фарсированные переходы, такъ часто практикующiеся на маневрахъ.
Въ одной изъ деревень авангарду было приказано остановиться и укрЬпить позицiю для обороны. Противникъ, по доставленнымъ нашею конницей свЬдЬнiямъ, готовился наступать на насъ отъ своей границы, направляясь на желЬзнодорожный узелъ въ нашемъ тылу.
Ротныя кухни — это генiальное изобрЬтенiе XX вЬка — подъЬхали и накормили войска аппетитнЬйшимъ борщомъ. Полчаса отдыха, и батальоны, оставивъ въ деревне лишнiя тяжести, налегкЬ выступили на указанные въ диспозицiи боевые участки.
Закипела работа. ВсЬ командующiе надъ мЬстностью высоты опоясались нЬсколькими ярусами стрЬлковыхъ и орудiЙныхъ окоповъ; началась энергичная расчистка кустарниковъ и посЬвовъ передъ фронтомъ, рубка деревьевъ, раскинутыхъ впередъ и облегчающихъ прострЬлку для артиллерiи противника. Люди, сознавая серьезное значенiе укрЬпленiя позицiй, работали быстро, безъ смЬнъ, изрЬдка только присаживаясь въ моментально выросшихъ на каменистомъ грунтЬ окопахъ, чтобы перевести духъ и покурить. Кирки и мотыки разрыхляли почву, лопаты перебрасывали комья земли за брустверъ, топоры срубали вЬтви съ поваленныхъ на землю деревьевъ. Никто не сидЬлъ безъ дЬла. ДальномЬрщики возились около треноги съ призматическою трубою и опредЬляли разстоянiя до мЬстныхъ предметовъ. Ходы сообщенiя пересЬкали по всЬмъ направленiямъ вспаханныя поля.
Крестьяне всполошились. Еще не прогремЬлъ ни одинъ выстрЬлъ, а ихъ посЬвы уже начали испытывать на себЬ, что такое война, это ужаснЬйшее изъ народныхъ бЬдствiй. НедозрЬлые зеленые бобы, гречиха, овесъ, все было наспЬхъ скошено и увезено; примяты были высокiя полянки клевера и безслЬдно исчезли цЬлыя рощи.
ПослЬ двухъ часовъ работы все было готово. УкрЬпленная позицiя тянулась на нЬсколько верстъ по гребню отлогихъ холмовъ, опираясь на нЬсколько укрЬпленiй. Противникъ могъ атаковать, если это ему казалось полезнымъ.
И когда роты разбирали ружья, чтобы спуститься въ деревню, загремЬли вдали клухie оружейные выстрЬлы, а на горизонтЬ показались дымки сжигаемыхъ стоговъ сЬна. Наши передовые отряды вступили въ перестрЬлку съ авангардомъ непрiятеля.
Уже начало смеркаться, когда черезъ наше расположенie повезли раненыхъ. Десятокъ подводъ, наполненныхъ соломой, тянулся шагомъ по дорогЬ; ихъ сопровождали фельдшеръ и санитары. Въ каждой изъ нихъ сидЬло и лежало по нЬскольку человекъ съ обвязанными бинтами головами, руками и ногами. Тутъ были казаки, драгуны, пЬхотинцы и пятеро плЬнныхъ въ сЬрыхъ австрiйскихъ однобортныхъ курткахъ. Люди обступили остановившаяся телЬги и принялись разспрашивать раненыхъ, охотно отвЬчавшихъ на вопросы. ПлЬнные смущенно поглядывали на казавшихся великанами по сравненiю съ ними русскихъ солдатъ, но скоро освоились и принимали предложенныя имъ папиросы, улыбаясь и благодаря по-польски и нЬмецки. Одинъ изъ нихъ, ефрейторъ стрЬлковаго полка, недурно говорилъ по-русски и сознался, что всЬ его товарищи испытываютъ паническiй ужасъ передъ нашими казаками и сдаются въ плЬнъ съ радостью, лишь бы ихъ не перекололи; притомъ — добавилъ онъ — насъ послЬднюю недЬлю почти не кормили, автомобильные обозы застряли въ грязи, и подвозъ совершенно прекратился.
Маленькiе, тщедушные плЬнные, видимо, совершенно не сознавали, во имя чего началась война. Ихъ повели и они пассивно потащились на границу. Держались они униженно и покорно судьбЬ. Невольно, какъ рЬзкiй контрастъ, вспоминались японцы, и въ плЬну сохранявшiе свою прекрасную выправку и дисциплину.
Вотъ уже чуть ли не двадцатый день мобилизацiи, а нашъ противникъ ни въ одной точкЬ не прорвалъ линiи нашего расположенiя, хотя и разсчитывалъ занять Варшаву на вторую же недЬлю войны. Онъ объявилъ намъ войну, а самъ сталъ въ оборонительное положенiе.
И теперь мы готовы перенести войну въ его предЬлы. Войска — я это вижу и чувствую по нашему полку — только и ждутъ встрЬтиться съ сЬрыми и черными куртками.
Страха нЬтъ ни у единаго человЬка; по вечерамъ на бивакахъ весело поютъ пЬсни, играютъ на „тальянкЬ" и танцуютъ „камаринскаго". Офицеры изучаютъ карты, подчитываютъ указанiя по тактикЬ и ведутъ необычайный для русской армiи образъ жизни: ни одной колоды картъ и ни одной бутылки водки во всемъ полку... Пусть же поскорЬе произойдетъ первая наша боевая встрЬча съ тЬми, кто по наглости своего самоослЬпленiя прозЬвалъ превращенiе армiи мукдено-цусимскаго перiода въ армiю, проникнутую духомъ завЬтовъ Суворова и Скобелева.

Н.П. Мамонтовъ
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 15:33
#6


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



Письмо некоего И.Иванова, писаря 3-й батареи 82-й арт. бригады.

29 октября 1914 г.
Здравствуйте! Дорогие и милые Вера, матушка, мой дорогой сыночек Шура, Сеня, Катя, Леня и Катя. Шлю привет желаю доброго здравия и целую вас. Сообщаю Вам что я Слава Богу жив здоров, из деревни Стубно выехали 27 чис. Ближе к реке Сан дер. Стубиенко, встали в ее конце. Деревня эта представляет из себя «разбитое корыто». Жителей в ней мало все убегли кто куда, так как здесь с 1 чисел сентября укрепились наши войска и окопались вдоль реки Сан и части некоторые расположились по деревням. В ней не осталось без малого ни одного целого домишка, у одной избы нет ставней и окон и дверей а у другой и крыши и т.д. И все это пошло на оборудование окопов и прочее. Мы поместились в еврейском доме. Дом этот барского вида, имеет до 12 комнат, одноэтажный, обнесен был белой железной решеткой, но от нее осталось только одно воспоминание. Владелец его еврей купил за 60000 руб. но когда здесь была первая битва убег оставив все на произвол, взял только то что мог. Когда же пришел то, увы ничего не осталось, хорошо что стены и крыша уцелели, надворные постройки частью поломали. Семейство его 10 челов. Вообще еврейское добро жилые и нежилые постройки идут на варку пищи на отопление и т.д. так как редкие из них остаются до конца, ни как поляки, которые не находят куда уезжать и остаются до тех пор пока выгонят чтобы не были убиты. Разместились мы в этом доме и думали пожить, но ни тут-то было – сегодня выступаем в деревню Ракитницу что где стояли до 26 сентября.
Правее, да виноват ворочусь назад, здесь есть братская могила – похоронены два рядовых, работавших на кухне и вот одна шальная граната отправила двоих молодцов, которые были рядом друг с другом. Могилка возле этого дома по левую сторону, на ней деревянный крест, на кресте написано химическим карандашом, кто такие. И вот их жизнь, думали ли они это.
А теперь пишу, что австрияки отступают к крепости Перемышль. Долго ли придется возиться с ней? Они всю ночь освещают прожекторами и ракетами от захода до восхода, ночь всю палят по переправе через реку Сан чтобы помешать переправлению и рушат мост но гранаты или перелетают или же вправо-влево а то не долетают. День стреляют мало. Палят из крепостных тяжелых орудий и фугасными снарядами от которых не спасут ни окопы ни что. Страшно подумать не только видеть что происходит от этих снарядов. Это делает яму глубиной до 6-8 арш. И шириной до 18 арш. А раскидает всю землю из ямы – это получается настоящая площадь. Вот это ежедневно наши и их кидаются такими вещичками, уничтожая все где они лягут. Мы зовем их чемоданами. Некоторые говорят я сегодня нашел один чемодан, ну чемодан страшно смотреть, а 3-х дюймовые эти зовут стаканами и где не идешь только они валяются, которые разорваны, а некоторые – нет. Пока до свидания. Пишу это письмо вечер. в 11 час. Все уложили и мои товарищи спят а завтра в 5 час. утра трогаемся дальше. Долго ли придется возить, как надоело. Все бы ничего, если бы Бог привел остаться живым. Боже помоги. До свидания, целую вас всех. Пишите чаще, еще пиши, что говорят газеты. Жду ответа еще целую Вас всех.
И.Иванов
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 21:56
#7


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



Интересный эпизод wink.gif
 Untitled_8_1_.jpg ( 138.23 ) : 14
 
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 21:59
#8


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



Приказ начальника Николаевского кавалерийского училища. wink.gif Юнкера-кавалеристы всегда отличались шалостями... yes.gif
 peters.jpg ( 67.25 ) : 14
 
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 22:03
#9


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



Эпизод из жизни юнкеров Елисаветградского кавалерийского училища wink.gif
 ____p1.JPG ( 101.61 ) : 13
 
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юнкер
22.07.2006, 22:04
#10


Историк
************

Забанен
3743
1-July 03
34



... продолжение
 ____p2.JPG ( 126.8 ) : 13
 
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
()

 

: · ·

· · ·

RSS : 1st February 2023 - 10:30