Перейти на главную страницу сайта
Сделать закладку на наш сайтСделать ЧКС стартовой страницейНаписать письмо в администрацию ЧКС

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
ТРИ САМЫХ СТРАШНЫХ СЛОВА - Алекс Дубас
Рейтинг 5 V
 
SLAYER
сообщение 13.06.2007, 17:42
Сообщение #1


Правильным путем идете
**********

Группа: ЧKС
Сообщений: 1327
Регистрация: 20-October 05
Из: Chuhuiv
Пользователь №: 392



Три самых страшных слова (А. Дубас)

Он и она. Парень и девушка.
Наполняют в супермаркете тележку.
Улыбаются друг другу, хохочут, хулиганят.


Пока она отвернулась, он кладет в корзину десять пачек с чипсами. Она замечает это и в шутку хмурится, ругает его, но понарошку. Вместе выкладывают обратно чипсы. Они покупают клубнику, бутылочки со свежевыжатым соком, творог, свечи, рыбу в специальной упаковке. В овощном отделе они выбирают корнишоны, брюсселькую капусту, укроп. Она набивает пакет красными яблоками, он зелеными. Оба выбирают три спелых лайма. Она настаивает на покупке коробочек с проросшими злаками. Он, собственно и не против. Она долго стоит возле полок с шампунямии наконец выбирает какой-то новый, английский. Он в это время зависает возле стенда с журналами. Листает, а потом и забирает с собой географический, с фотографией горы Килиманджаро на обложке. У них много времени. Точнее время для них остановилось. И нет смысла никуда спешить. Сегодня они будут ужинать дома при свечах. Если на них посмотреть со стороны, то сразу возникают такие слова:

Легкость, Влюбленные, Счастье, Смех, Полет, Красота, Свежесть, Любовь.

А со стороны на них действительно смотрят. Практически все вокруг. А один парень даже тайком фотографирует.

На следующий день эта фотография появляется на обложке еженедельника «Частная жизнь». Ее украшает зайтеливый слоган: «Ренарс и Агата резвятся в супермаркете».

Наши герои живут в Латвии. В небольшой стране с населением в два миллиона человек. Совсем недавно почти все эти люди стали гражданами Европы. Это прекрасная страна, которая при желании может представить собой модель мира. Здесь есть море. Одно. Одна большая река и несколько маленьких, в которых водится лосось. Здесь есть одна гора – Гайзинькалнс, правда небольшая, 400 с чем-то метров, но все же есть. Один подвесной трамвайчик над долиной. Так же в Латвии есть три театра, но стоящий один. За год в стране снимают один полнометражный фильм. И несколько сериалов. Здесь есть достойная хоккейная команда, некоторые игроки из которой даже играют в НХЛ и зарабатывают миллионы.

Здесь есть еще мудрый и седой композитор: он одновременно и классик и современник, один на всю страну. Здесь есть хорошие и плохие политики, желтая и глянцевая пресса, квартал красных фонарей, народные целители, рекламные стратеги, дорогие рабочие и зажиточные крестьяне, завод по производству парфюмерии, лауреат нобелевской премии, три военно-морских корабля, два самолета, один воздушный шар по имени «Винни». Здесь есть несколько чернокожих студентов, и маленькая мусульманская диаспора. Вобщем всего по-немногу. Перебор в Латвии только с рыбаками, музыкантами и рекламными конторами. Все туристы, приезжающие сюда говорят потом: «Какая же это чудесная и уютная страна!».

Я тоже точно так и говорила своим друзьям и новым знакомым, когда приехала сюда, месяц назад. Если бы я вам дала свою визитную карточку, вы бы узнали, что мое имя Анна МакДоннел, что я работаю консультантом в медиа-корпорации ВВС. А лично от себя, я бы добавила, что моя работа заключается в том, чтобы ездить по разным странам и помогать радиостанциям правильно позиционироваться на рынке, грамотно выстраивать ток-шоу, вести маркетинговую политику... вобщем быть успешнее. Я – консультант и суперпрофессионал. И, знаете, мне нравится эта работа. Благодаря ей я побывала в Японии, Мексике, Чили, России, Танзании - в странах, куда бы, работая в другом месте, я бы в лучшем случае съездила бы на пенсии в качестве туриста. Хотя, с другой стороны, тогда бы мне наверное было с кем поехать. А так работа совершенно не оставляет времени на личную жизнь.

В Латвии, я уже заканчиваю свои консультации. Осталось чуть больше недели, и я возвращаюсь домой. Честно говоря, особенно мне и не пришлось здесь перенапрягаться. Я модернизировала рекламный отдел радиостанции Fm-Lv, немного поднатаскала продюссеров программам, и структурировала дневное ток-шоу, которое ведет Ренарс. Оно называется «Завтрак для Чемпионов».

Положа руку на сердце, я вам вот что скажу: ни одна методика не важна, если в эфире вещает настоящая личность. Харизмат. Тогда никакие правила и структуры не работают, наоборот, только мешают. Такой человек может не поставить вовремя песню или вообще не поставить, перебить своим комментарием выпуск новостей, разговаривать по телефону со слушателем о смысле жизни минут двадцать. Всем будет интересно. Ренарс именно такой ведущий. Как и седой композитор, он один на всю страну. Любые условности ему мешают, я чувствую таких людей, поэтому особенно и не меняю его программу.

Ренарса очень любят и ценят. А он любит и ценит жизнь. И живет этой любовью в эфире. При этом ему совершенно наплевать на политику. Он в ней ничего не понимает.
Если из-за визита главы НАТО в городе образовались пробки – он ворчит об этом по радио, точно так же как и все его слушатели в офисах.
Если у него в гостях политик пытается лукавить, Ренарс запросто может задать наивный вопрос: «А Вы точно не обманываете нас?»
Ренарс рассказывает в эфире о том, как договорился со своей младшей сестрой о том, что он купит ей любимый торт-безе, после того, как нестрашный врач удалит ей зуб.
О том, как любит своего сына таксист – армянин, что подвозил его сегодня.
О том, сколько возни с ведерком грибов, собранными и подаренными папой.
Он может вдруг заговорить со слушателями об инопланетянах, под впечатлением от прочитанной книжки о какой-то голой прекрасной женщине, живущей среди кедров в тайге и разговаривающей с медведями.
А иногда, когда ему грустно, что бывает не часто, он может поставить несколько раз подряд одну и ту же песню. И тогда будет ее будет вместе с ним слушать и проживать весь город.
Иногда он высчитывает какой сегодня день по календарю французской революции и так и объявляет: «Всем привет, сегодня двенадцатое брюмера, температура воздуха в среднем 300 градусов по Фаренгейту, а в Бомбее сейчас поздняя ночь».

Мне нечему научить Ренарса, он такой, какой он есть, не святой, не мессия, просто свой человек своего времени. Хороший человек. Мы подружились с ним сразу же, с первых слов, когда он прослушивая новые диски спросил меня:

- А вы сейчас любите? Тогда вам очень понравится вот эта песня. – протянул наушники.

- Я сейчас не люблю, но очень хочу. – ответила Я. А потом, послушав, добавила:
- Но песня мне понравилась, я буквально прочувствовала, что она стала бы Моей, если бы мне было сейчас кому готовить завтраки.

- Так все впереди, Анна, - сказал он так просто и уверенно, что не оставалось никаких сомнений, что действительно так оно и будет.


Вот такой вот он этот Ренарс, располагает к себе так, что сразу ему, незнакомому человеку, выкладываешь свои мысли.

Спустя пару дней Ренарс познакомил меня со своей прекрасной Агатой. Они пригласили меня на ужин в ресторанчик на берегу реки, с видом на старый город. Я к тому времени уже видела Агату по местному телеканалу. Она – самая юная и самая красивая актриса своей страны. Латвия гордится Агатой и посылает ее на международные конкурсы красоты. Когда вечером идет сериал с ней в главной роли, количество людей, ужинающих перед телевизором резко увеличивается, а сразу по его завершению, в чатах начинается подростковая полемика насчет ее улыбки, сексуальности и отношений с Ренарсом.

Ребята – самая модная и известная пара здесь. В моей стране столько внимания и времени уделяют только Бекхему и Виктории. Но Ренарс и Агата еще не женаты, и детей у них пока нет. Каждая пара, наверное слышала в свой адрес фразу : «Какие же вы красивые. Как вы подходите друг другу». Уверена, что это так. Я сама ее слышала как минимум три раза. С тремя разными мужчинами. Но здесь, в их случае, нет места цинизму: они по-настоящему прекрасны. Чистая, детская улыбка Агаты, будто эльфы послали на землю своего делегата, и легкость, свет и глубинная мудрость Ренарса. Я любовалась ими. Фиксировала тот самый момент: август, вечереет, жара не еще не спала, покойная речка с белым паромом, черепицы домов на том берегу. Жаркий ветерок надувает как паруса шторы в ресторане. И само счастье за одним столиком со мной. А они, щедрые, молодые люди, дарят себя всем окружающим, потому что их переполняет.

Вот как они разговаривали между собой:

- Когда нам будет по сорок пять лет, мы с тобой поедем в кругосветное путешествие на целый год. Будем останавливаться там где нам нравится и жить подолгу в самых красивых местах планеты. – говорил Ренарс.

- Когда мне будет сорок пять, я умру, потому что буду старая и некрасивая. – отвечала Агата.

- Ну что ж, тогда и мне придется коротать время до этого.

Мы все задорно смеялись. Агата расспрашивала меня о Джоне Малковиче, узнав, что я с ним знакома. А Ренарс о чем-то смеялся с официантом в длинном черном фартуке, похожем на юбку. Официант принес журнал с ребятами на обложке. На нечеткой фотографии они в супермаркете выбирают молоко.

- Анна, у вас так же? Нельзя выйти на улицу, чтобы за тобой не следили? Неужели кому-то может быть интересно, что другой человек покупает в магазине? – улыбается Ренарс.

- Неправильный вопрос. Не неужели, а почему? Почему это чужая личная жизнь подменяет людям их собственную? Вот правильный вопрос. Это грустно. Да, у нас то же самое. И уже очень давно. Поздравляю вас, еще одна типично английская традиция стала вашей – подглядывать друг за другом. В Вашем языке есть это выражение, что человек должен пройти в жизни три испытания: огнем, водой и медными трубами?

- Медные трубы – это слава, да? Есть такое, - отвечает Ренарс

- Очень плохой фотограф, - ворчит Агата, - посмотрите как здесь у нас вытянуты лица.

Я очень сблизилась с Ренарсом за время своей командировки. Меньше – с Агатой, она все время на съмках и показах. Эта парочка стала для меня сиволом страны. И примиряла с ней, потому что мне, как жителю мегаполиса, она надоела уже после первых выходных.

Ну да, это страна уикэнда. За три дня вы увидите ее всю. Побродите по старому городу, посетите рестораны с местной кухней и было бы здорово, если бы кто-то из ваших друзей свозил вас на дикое море к рыбакам. Вы будете ехать часа два вдоль берега моря, минуя курортные места и старые усадьбы со шпиляи, пока не остановитесь возле маленького рыночка под соснами в центре поселка. Здесь жены рыбаков продают только что закопченую рыбу. Камбала, рыба-солнце, тоненькая вимба, морской окунь, угорь – убийца желудка и диет. Вы так же купите свежего пива и местного черного хлеба. Овощей и ягод. А потом пойдете на море. Укроетесь в дюне, разложите весь свой обед... и нет никаких сомнений, что этот день запомнится вам на всю жизнь.

Еще через пару дней после того ужина, меня и повезли в это рыбное место мои новые друзья Агата и Ренарс.

- А теперь, сюрприз, – хитро подмигнул Ренарс и пошел к машине. Из багажника он достал патефон и несколько пластинок.:
- Купил вот на блошином рынке.

Я взяла их посмотреть. Пластинки были тяжелые и очень убедительные, с глубокими бороздками и трогательными наклейками вокруг дырочки в середине. Набриолиненный усатый мужчина танцует с барышней, похожей сразу на всех актрис старых фильмов. И надпись: Das Tango.

Агате жарко, и она выбрила подмышки и надела платье с бретельками.

У меня почему-то запотели солцезашитные очки. Я пыталась вытереть их об майку, но сделала только хуже – все размазалось.

Мы нащупали ногами под водой огромные валуны и забрались на них.

Так и стояли, как седые бородатые пророки в пене, как бы на поверхности воды и молча смотрели на рыбацкие баркасы вдали. И у нас был свой саундтрек: крики чаек и старая неаполитанская мелодия «Девушка похожая на Тину». А я думала о том, что вот было так здорово, если бы с нами здесь в море стоял кто-то четвертый и тоже слушал патефон. А еще я думала вот что:
«Эта чертова жизнь. Похоже, кроме любви в ней и нет ничего!»


А потом Ренарс исчез. Он не вышел на работу. Мобильный отключен. Коллеги позвонили Агате. Та рыдает. Ничего вразумительного она сказать не может. Потом тоже отключила телефон. Смски посланные им остановились где-то в небе, в районе спутника, и так и зависли над планетой, ожидая, когда абоненты вновь станут доступны.

А вечером мы все узнали из газеты. На обложке их фотография разделенная молнией – в этом издании работают незатейливые дизайнеры. И много текста. Мне перевели. Оказывается, Агата ушла от Ренарса к известному и знаменитому хоккеисту. Оказывается они встречаются уже пару месяцев. Оказывается их застали паппараци в каком-то провинциальном городке, где у Агаты были съемки. В маленькой стране трудно скрыться.

Но Ренарсу удалось. Он не появился и на следующий день. И через два. И через три. Руководство радиостанции приняло решение поставить во время эфира Ренарса шоу его коллег. Я спешно, хотя и нехотя учила их секретам успеха. А газеты продолжали писать об разрыве модной пары. История обрастала новыми подробностями, среди которых было больше домыслов, чем правды. Ренарса искали все. Журналисты съездили на хутор к его родителям и только перепугали и расстроили стариков. Подключилась даже полиция, обзванивая его друзей, службы аэропорта и вокзала. Он не покидал страну. А вот мне предстояло улетать через два дня.

На следующий день в журнале была опубликована фотография плачущей Агаты, как всегда трогательно красивой, даже в своем горе. Она публично просила у Ренарса прощения и просила его не делать глупостей. Хоккеист через другую газету предлагал ему поговорить «по – мужски». Муравейник шумел. Никого не интересовали события в персидском заливе, запуск ракеты с китайскими астронавтами и даже выделение нескольких миллионов из бюджета на новую городскую библиотеку.

Мое последнее утро здесь. Сегодня я улетаю домой в Лондон. Рейс после обеда. Я еду на радиостанцию, попрощаться с коллегами, подписать документы, раздать последние указания, пригласить руководство на конференцию ВВС. Отсюда я поеду сразу в аэропорт. Чемодан в багажнике такси. Таксит, похоже армянин. Так, по крайней мере выглядят армяне во Франции. Мне грустно.
Непосебе оттого, что я не увижу Ренарса, что вот так как-то скомканно заканчивается командировка.

И еще эта жара с утра. Так убийственно жарко бывает только в странах с прохладным климатом. Как будто боги наверху вспоминают на секунду об этом регионе, оторвавшись от своих важных дел: «Ах да, мы кажется недодали тепла этим людям. Так получите!» И ставят регулятор жара на максимальный режим. Как это делаем мы с электрической плитой, когда очень спешим.

На радио оживление: Ренарс вернулся. Я застаю его там же, где и посвстречала в первый раз. Он сидит в наушиках и слушает музыку. Отпустил бороду. Похудел. Минус пять килограммов. И плюс столько же лет. Улыбается, увидев меня.

- Привет! Где же ты пропадал! Слава Богу! – Я искренне рада его видеть.

- Я уезжал на маяк, к своему другу. Мне нужно было побыть одному. Разобраться. Все в порядке, Анна. Ты сегодня улетаешь?

- Да-да! Как же здорово что ты вернулся!


По радио уже идет анонс о том, что шоу «Завтрак для чемпионов» возобновляется. Сегодня его точно будут слушать все: Агата, хоккеист, родители, журналисты, рыбаки, рекламщики, пожарные, вобщем все, у кого есть радиоприемник. Перед Ренарсом лежит стопка бумаги – распечатки новостей.

- О чем будет программа сегодня? Я буду тебя слушать по дороге в аэропорт.

- Кабинет министров вносит дополнения в пенсионный закон. Налоги увеличатся. Я хочу об этом поговорить со слушателями.


Это говорит чужой Ренарс. Другой Ренарс. Ненастоящий Ренарс. Это говорит вообще не он.

- Ты понимаешь, что сегодня все будут слушать тебя? Ты знаешь, что тебя искала вся страна? Какие налоги? Понимаешь, что ты должен что-то сказать о том, где ты был? При чем тут пенсионеры?

- Я не буду говорить о своей личной жизни. – отрезает Ренарс. Он спокоен, холоден. Он ставит точку.

До самолета три часа. До начала его программы сорок минут. Я прощаюсь с коллегами. Оставляю визитки. Вручаю президенту станции сертификат. Говорю, чтобы звонили, когда будут в Англии. Перед уходом еще раз подхожу к Ренарсу.

- Знаешь, я вот что хочу тебе сказать. Не как профессионал. Плевать на рейтинги. С ними ничего не случится. Но ты пойми, что если ты не отрагируешь на ситуацию - она останется в тебе. Она будет грызть тебя изнутри. Это твой крест, твоя карма, твои медные трубы если хочешь. Так уж вышло, что ты публичный человек. Люди, которые будут слушать тебя, они не поймут...

- Я не буду говорить о своей личной жизни, Анна. Прощай.

- Прощай.

Мы обнялись. Я сдала свой временный магнитный пропуск. Кивнула охраннику. Села в такси. Мы поехали в сторону аэропорта. Конечно сразу же попали в пробку.

Машины остановились на мосту через реку в шесть рядов. Движения практически нет. Все замерло. Страшная жара. Окна раскрыли даже те, у кого есть в атомобилях кондиционеры.
Внизу серая вода спокойной реки.
Справа опять стоит большой белый паром.
Я прощаюсь с Ригой.
С этими людьми. Я их вижу сейчас очень близко. Они разные.
В пробке у тебя есть время рассмотреть окружающих подробно.

В синей машине справа грустная женщина стучит пальчиками по рулю. К заднему сиденью у нее прикреплено пустое детское креслице. Она бессмысленно смотрит в одну точку, о чем-то очень серьезно думает.

Цвета стали, новая Volvo впереди со штатным водителем. Шофер в форме: белая рубашка с короткими рукавами и галстук. На заднем сиденьи пассажир – парень в костюме читает деловую газету. Я сразу понимаю, что это бизнес-издание. Эти газеты похожи во всем мире. Готический шрифт и розовая бумага.

На встречной полосе рядом с нами стоит желтое маршрутное такси. У водителя под стеклом иконка и крестик. Громко играет радио Fm-Lv. Это не жадный шофер. Он делится музыкой со своими пассажирами.

С вершины моста видна фигурка рыбака на берегу речки, он в белой панаме склонился над своей удочкой. Рядом с ним я разглядела большой транзистор.

Август. Полдень. До самолета полтора часа. Я успеваю на рейс. По радио начинается шоу Ренарса. Парень из Volvo наклоняется к своему шоферу. Тот делает радиоприемник погромче. Мой тасксит делает то же самое без предупреждения.
Звучит отбивка начала часа.

Новости. Опять авиакатастрофа где-то в России. Эта информация конечно бодрит меня пред вылетом, но я как и все вокруг не обращаю на нее внимания. Фигурка рыбака на берегу разогнулась. Он отложил удочку. И взял радиоприемник.

Новости закончились. Заставка программы. Сейчас начнется.

У женщины в синей машине осмысленный взгляд. Она с интересом смотрит на приемник, встроенный чуть справа от руля.

В эфире тишина. Уже сорок секунд.

Минута.

Над мостом летят чайки.

Гуднул паром.

А потом раздаетя голос Ренарса. Обычный и в тоже время другой:
глубокий, сильный, взрослый. Он произносит короткую фразу и ставит музыку.

Ренарс говорит:

-Знаете, какие три самых страшных слова в латышском языке?


«ДАВАЙ ОСТАНЕМСЯ ДРУЗЬЯМИ».

отсюда

п.с. прозвучало сегодня в эфире радио Серебрянный дождь


--------------------
"Не делайте мне нервы, мне их есть где испортить!"
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 12th November 2019 - 20:30